(Текст выступления Чоюна ОМУРАЛИЕВА на международном симпозиуме “ПОИСК НОВЫХ МИРОВЫХ КУЛЬТУР НА ПУТИ К XXI ВЕКУ”, 23 – 27 апреля 1997 года, Вашингтон)

Уважаемые дамы и господа!

Нас, литераторов объединяет общая тревога за будущее. Современная карта мира представляет собой сеть больших узлов, связанных противоречиями развития. Пришла пора определиться в сложившейся ситуации. Однобоко-прагматическая и технократическая цивилизация не имеет потенциала выживания. Это, центральный вопрос в преддверии ХХI века. Причиной тому является дефицит духовности самой цивилизации, как деятельности структуры природы.

Самое настораживающее явление современного мирового сообщества – то, что существует блоковое мышление, даже после падения тоталитарных режимов, которые привели к идейному противостоянию Запада и всего остального мира. Рыночные отношения, в которые вошли новые суверенные государства, тоже не оказались спасением от отчуждения в индивидуальном и общецивилизованном. Между развитыми и развивающими странами, Западом и Востоком лежит целая мировоззренческая и культурно-этическая пропасть. Например, мы становимся свидетелями устоявшихся представлений о том, что традиции и религии противоречат прогрессу, всему новому, которое вносится преимущественно западной демократией. Да, оно отчасти верно относительно условий развития, созданных оседлыми нациями за последние 200-250 лет.

Когда же заходит речь о кочевниках, мы часто слышим однобокие оценки, в частности о кочевой культуре и верованиях. Они бывают несправедливы. Бывают предвзятости в оценке. Происходит явная дезориентация мирового сообщества относительно роли и места кочевой культуры и менталитета, как в прошлом, так и в будущем человечества. Об этом моя речь.

Развал СССР позволил нам за сравнительно короткие сроки избавиться от разных идеологических догм и шаблонов мышления, тем самым заявить о себе другим народам, говорить подлинную правду. Но этого тоже недостаточно. Для определения совместного будущего развития нам всем нужно знать прошлое без прикрас и искажений, выявив его характерные черты. История не терпит иносказаний. В некоторых политических и интеллектуальных кругах Запада, да и в Востока, до сих пор бытует мнение, будто жизнь и история кочевых народов состоит из одних сражений, ужасных условий жизни и что они в прошлом были только варварами, дикарями с задержкой развития. И как будто бы не было ничего созидательного, гуманного. Проявления синдромов падения нам еще предстоит изучить вместе. А то, что привнесли кочевники в мировую историю и культуру, надеемся, получит справедливую оценку. Не будем вдаваться в подробности исторических причин отставания номад от мирового научно-технического прогресса, но суть нашего разговора в другом.

Кочевничество – это не только образ жизни и поведения в единстве с природой, сложишийся волею судьбы; оно еще и неповторимое мировоззрение, складывающееся тысячелетиями. Философию кочевых народов невозможно отбросить на задворки прошлого, передать в музей как мертвый экспонат. Я вынужден говорить об этом потому, что искаженные представления западных, и не только западных, читателей формируются в основном по таким книгам как «Постижение истории» Арнольда Тойнби. Он в своем фундаментальном труде оценивает кочевую цивилизацию как «задержанную», умершую по сути.

Не нашлось подобающего места для кочевников и в книге американского ученого-футуролога Сэмюэля Хантингтона, отрывки которой были напечатаны на страницах периодической печати у нас. Он перечисляет семь живых современных форм цивилизаций, а именно: западную, православно-славянскую, японскую, конфуцианскую, индийскую, исламскую и африканскую и забывает тенгрианскую. А ведь цивилизация, созданная кочевниками, в своей глубокой сути – это есть общечеловеческое пространство деятельности, о чем забыли уважаемые мной светилы науки. Номады внесли свой вклад в становление письменности, искусства, технологии производства, этических принципов, то есть в становление цельного национального мировоззрения. Поэтому номады не есть недоразумение истории, а активные создатели истории.

Особый характер данной цивилизации, суть которого можно передать одним словом ДУХОВНОСТЬ – отличает  кочевые  народы  в ряду других.

Они оставили нам всем мировую идею о единстве материального и духовного, которые, согласно кочевому образу мышления, слиты воедино. А духовность – категория вечная и неуничтожимая, где естественным образом воплощены высокие идеалы, например, восточного даосизма или буддизма с прогрессивными западными ценностями. В тенгрианстве органически уравновешены утонченная духовность и здоровый прагматизм. Тенгрианская философия – большая, серьезная наука. Здесь найдена золотая середина борьбы противоположностей: ТЕН – так передается в нашем лексиконе сие понятие, именуемое в даосизме – ДАО, ДАТУН. В буддизме оно имеет эквивалент Нирвана, а в Ведах – Парабраман. Сокровенная суть Тенир-Бога, Единого Абсолюта непостижима для тех, кто не признает мощь духа Дао, Атмана-абсолюта… Все это лежит в глубине эпохи памяти. Пришла пора раскрыть эту кладовую.

В то же время в своих исканиях великой истины кочевник – носитель тенгрианского мировоззрения – не уединяется в островные монастыри, не отшельничает в целях медитирования на лоне природы, не склонен жить в одиночку вне общества, а еще точнее: этого ему попросту не дано от природы! Куда бы он ни ринулся со своей ордой, везде и всюду перед ним открывается та самая ширь – бесконечная и бездонная, забирающая его в свой великий ритм, о котором мечтали риши. Плывущая с ним удаль бесконечного движения увлекает кочевника так, что он обречен жить и купаться в счастье вместе со всеми, или терпеть испытания бок о бок, юрта рядом с юртой, шатер с шатром, со всеми сородичами. Кочевая жизнь оттачивала высокую нравственность и тончайшую этику; вес Слова для кочевника – Закон бытия.

Песни гор и степей – это музыка, вибрирующая с космосом – это музыка номадов. Все то, в чем преуспели англичане в торговле, французы в любви, арабы в музыке, индусы и китайцы в мудрости, японцы в доблести – еще в издревле имели кочевники. В образе мышления и поведения номад эти качества в совокупности сфокусированы, определив их мироощущение. Духовность кочевой предцивилизации синтезируется именно в таких качествах.

Кочевник никогда не был отчужден от природы, а прирос к ней, является ее частью. Одухотворенность окружающей среды таково для кочевника, что естественным образом он составлял то единство с космосом (прирос в космическое единство!), о котором мечтали даоские мудрецы и буддийские отшельники, античные греки, суфийские дервиши и западные пантеисты всех времен. Это был гармонизирующий менталитет именуемого нами «единополевого сознания». Ведь не случаен, например, возрастающий интерес за последние годы к так называемому «шаманизму». Это определение можно передать только через всеобъемлющее философское обобщение, поднятое еще в 60-годы французским ученым Ж.П.Ру о тенгризме. Ученый попытался дать одноименное название религии древних тюрок, исходя из культовой специфики народа. А стоило бы продолжить эту линию, углубив тему, прежде всего, на философской почве, так как тенгрианство является системой взглядов на человека и космос как органическое единство. Оно есть философское учение о месте человека, природы, общины и государства в едином поле деятельности. Многого мы лишились с внедрением идеологических давлений империй, несущих технократические идеалы.

РУХАНИЯТ или духовность – вот имманентное свойство кочевой цивилизации. Такой субстрат исторической информации, как человеческая память – передала нам всем, например, такое духовное явление как «МАНАС», который не имеет равного себе не столько по объему, сколько по глубине: это кладезь мудрости и пророческий сказ о будущем нравственного выбора. И хочется проиллюстрировать свое выступление словами из эпоса «Манас»:

Слиянье Солнца и Луны – Суть составляет Эр Манас;
К единенью Неба с Землею  Путь прокладывает Эр Манас.

Такие эпосы кочевых народов, как «Манас», «Жангар», «Гэсер», «Алпамыш» и другие, а также уникальные скифские произведения искусства, доведенные до полного совершенства, отточенная семейная этика – не это ли пример внутреннего единства и целостности забытого нами всеми, духовного от мозга до костей, истока современных цивилизаций. Духовность никогда, ни при каких обстоятельствах не стареет, она всегда свежа как весенний цветок. Упомянутый мной РУХАНИЯТ есть залог развития человеческого духа и интеллекта. Это есть интегрирующий фактор общечеловеческой культуры.

Уважаемые коллеги, – может быть, все это звучало бы банально или неактуально особенно для тех, которые воспитаны на примере других культурных ценностей, если бы не один интересный момент.

Тенгрианская философия находится в глубинной связи с так называемой ТЕОРИЕЙ ЕДИНОГО ПОЛЯ, физической теорией, над решением загадки которой бились все выдающиеся умы ХХ столетия. Не лишне напомнить некоторых из них. Это Эйнштейн, Гейзенберг, Борн, Юкава, Глэшоу, Салам и ряд другие, внесшие огромный вклад в науку и культуру мышления человечества. Время расставляет вещи как бы задним числом: носитель идеи единого поля, потомок кочевника внес во многом ясность в проблематику, которая отняла жизнь нескольких поколений теоретиков и практиков. Может быть, это – генетическая предрасположенность к Единому Полю, или как говорят, Бог велел.

Скромный преподаватель кыргызского пединститута Самат Кадыров, предложив вариант физической теории Единого Поля, сделал важный шаг вперед. Он создал гравиинертную теорию Единого Поля, о чем несколько раз докладывал на международных конференциях «Время, Пространство, Тяготение», проходивших в городе Санкт-Петербурге. На последней конференции в сентябре 1996 года Оргкомитет принял специальную резолюцию о проведении всемирного семинара по трудам Самата Кадырова в Кыргызстане. Конференция приняла специальное Обращение к международному научному сообществу о важности открытия С.Кадырова в области теоретической физики. В настоящее время идет подготовка к данному форуму. Тенгир и Единое Поле, о котором, кстати, знали Веды, – имеют много общего. Познавшие поле становились мудрецами, то есть, обладателями высокой божественной энергии, абсолютно свободными людьми. Потеряв эту священную свободу, люди вошли в полосу нравственного и экономического падения. Теперь многое становится на свои места, правда, через упущенное время и тяжелые потери.

К чему я все это говорю вам, уважаемые коллеги? Не рано ли нам заявлять об этом факте во всеуслышание, и вообще имел ли я моральное право делать подобные заявления? Имеет ли все это какое-нибудь отношение к нашей обсуждаемой теме?

Раз слово сказано, его нужно отстоять. Я думаю, сказанное имеет прямое отношение к обсуждаемым проблемам на этом высоком форуме. Дело даже не в том, в какое русло будут направляться результаты открытой теории – в созидательную или разрушительную. Это в полной мере зависит, во-первых, от мировоззренческих установок человека. Во-вторых, к новым открытиям человечество, прежде всего, должно быть готово морально. Без нравственных ориентиров знаний нельзя даже мечтать о прогрессе и совершенствовании человека, опять же духовного феномена.

Пока цивилизация на Земле идет по разрушительной линии, о чем надо бить тревогу через Слово Истины. Такие кардинальные открытия, как теория единого поля, способны неимоверно поднимать интеллектуальные и духовные способности людей и перевести на совершенно иные плоскости человеко-природную связь. Теперь я вижу роль духовной тенгрианской ментальности, как отражение единополевого целого, которое способно вести прогресс по пути творческого единения сущностных сил ноосферы. Вот о чем нам надо размышлять сегодня.

Но вернемся к литературе. Я уже в начале своего выступления обострил внимание на вопрос об обретении самостоятельности и духовной свободы у нас, писателей из Центральной Азии, когда возможности самовыражения неизмеримо возросли. Творчество Чингиза Айтматова и до этого было одной из вершин литературы ХХ века. Но это – не конечная высота, и мы надеемся, что он не остановится на достигнутом. Созревают условия к тому, что из недр нашей богатой и неповторимой народной культуры, уходящей корнями в глубокую древность, вырастут такие мастера пера, как в свое время Гоголь – в России, Уильям Фолкнер – в Америке, Ясунари Кавабата – в Японии, Габриэль Маркес – в Колумбии и др. Потому что у нас, в Центральной Азии начинается новая волна духовного подъема, который, несомненно, отразится на литературной ниве. Когда устремления отдельного художника и народного духа становятся тождественными, они потекут в одном полноводном русле. Я скажу, это будет явление великое. Одним из таких факторов явится тенгрианская философия духа, возрождаемая из векового забытья.

Есть в западной литературе явление, именуемое «потоком сознания», чем-то схожее на ожидаемое нами в зреющей ситуации плодородия в ниве творчества, или сотворчества с природой. Но это не будет потоком сознания одного отдельного человека, и оттого, может быть, имеющего свои изъяны и человеческие слабости, но потока духа народного, мощного и лавинообразного, как эпос «Манас», когда сам глас народа поднимается во всю мощь, где индивидуальное и коллективное, особенное и общее, национальное и общемировое, человеческое и божественное – сольются в единый симфонический поток и унесет нас в первозданную область сущности вещей, где все и вся гармонизировано меж собой: и душа, и человек, и планета, и галактика и мириады звезд, со всем Единосущим.

Потому что, в мире, говоря словами Гегеля, «все действительное – разумно, и все разумное действительно». Так, физическая теория Единого Поля, вкупе с тенгрианской философией кочевников, как мы надеемся, сливаясь в единое русло со всем прогрессивно универсальным, поможет человечеству победить силы тьмы и выйти на столбовую дорогу света и знаний. Это есть обозначение новой планки ответственности перед всеми нами. Великий Путь познания тайн Единополья станет гарантией духовного и интеллектуального подъема человеческой расы. В этом видится смысл нашего существования.

Спасибо за внимание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.